Lexwork (lexwork_page) wrote,
Lexwork
lexwork_page

Про Мари и Л’Ореаль



На днях к нам в гости пожаловала госпожа кандидат от Национального Фронта Франции Мари Ле Пен. Событие само по себе уже достаточно неординарное. Любой европейский или американский политик в здравом уме ещё совсем недавно точно знал – приехать к Путину во время предвыборной кампании равносильно политическому самоубийству. А тут – чуть ли не официальный визит в наш Обком без пяти минут потенциального руководителя Франции, члена блока НАТО… Неординарно, а, поэтому, на многие «почему» просто не возникает ответов. В частности, у меня не возникало. Пришлось покрутить вопрос вглубь, откатившись до отца Мари и до 1972 года.
Именно тогда, в далёком семьдесят втором, во Франции была основана – заметьте – ультраправая националистическая партия Национальный Фронт. Возглавивший её тогда Жан-Мари Ле Пен, отец нынешнего кандидата Мари стоял на твёрдых позициях «Франция для французов» и прочей, теперь уже ставшей почти религиозной в националистических кругах шелухе. При этом, позиция эта нисколько не мешала Жану-Мари иметь собственный, достаточно широкий, электорат, пробиться в нижнюю палату французского парламента и, что не менее важно – с регулярностью получать некое финансирование от сочувствующего бизнес-сообщества. В частности, в пожертвованиях Партии были замечены целый ряд брендов первого уровня, в том числе и неоднократно огребавшие в суде за использование в рекламе исключительно белых моделей Л’Ореаль. И если с тех давних пор что-то изменилось, то, смею вас заверить, на мой непрофессиональный – это только обложка…



Дальше - больше. В конце восьмидесятых было уже немодно быть националистом и расистом – с одной стороны, с другой – для удержания позиций Партии требовался радикальный ребрендинг. При этом о «трудностях нового становления» в красках рассказывается, в частности, в художественном (разумеется, художественном) фильме «Беспощадный» с французом арабского происхождения (толерантненько) Сами Насери в главной роли. Если что – рекомендую.



Вкратце – в нём как раз и расписаны предпосылки ребрендинга и сам увлекательный процесс.
Итогом стало то, что уже к средине девяностых Национальный Фронт превратился во вполне респектабельную с виду организацию, преследующую достаточно толерантные политические цели, при этом «разрыв с прошлым» потребовал ухода Жана-Мари Ле Пена в тень, а на его место встала Мари Ле Пен, совсем молодая белокурая красавица, проповедовавшая резко, открыто, но, в целом – вполне политкорректно. Так продолжалось до конца нулевых. Причина – позиции толерастов в ЕС всё это время были крепки как никогда, а живущие в обособленных анклавах Парижа и Марселя так и не «офранцузившиеся» иностранцы докучали местным, но не так уж чтобы сильно. До пауков в банке было ещё страшно далеко.
И всё бы было хорошо с старушкой Европой, если бы по другую сторону Атлантики не заморочились с поджогом Магирба. Именно с этого момента у Мари (которая должна быть бесконечно благодарна как Бушу мл., так и Бараку Обаме) на руках начали со всё ускоряющейся быстротой появляться всё новые и новые козыри, сдвигающие доселе маргинальный Национальный Фронт в сторону состоявшегося тренда.
Именно благодаря США в ЕС, в том числе во Францию хлынули беженцы. А с ними – сопутствующие социальная напряженность, преступность, террористическая угроза и в целом – депрессивное состояние коренных жителей, видящих, что с их странами творится непоправимое, но что именно в этом случае делать – не знающие.
И тут, в сияющих светло-белых доспехах перед ними возникает к этому времени закалённая в политических баталиях, зрелая Мари Ле Пен, которая, в отличии от Олланда не пытается прикрывать ситуацию политкорректностью, лупит, что называется, правду-матку напропалую. И это – вдруг, получает должный отклик у всёрасширяющейся электоральной базы уже ставшего вполне респектабельным Народного Фронта… В общем, уже сейчас можно констатировать, что даже если Мари не возглавит Францию – с финансированием этого политического течения во Франции теперь проблем нет. Причина – даже пришедший вторым кандидат в любом случае получает огромное влияние не происходящее в стране, да и в целом без мер, которые предлагает Мари – Франции, как суверенному государству, просто не выжить. Меры – простые: национальная особость французов, суверенитет в принятии решений по миграции, ужесточение надзорно-карательных функций государства в этом направлении, по сути – всё, что, в конечном итоге, с одной стороны – снова приведёт Францию в клуб суверенных мировых держав, а ЕС, как конгломерат изначально несоединимых структур – к естественному распаду на составляющие. Брексит в этом отношении – ярко высветил возникающие грани этого неясно светлого или нет будущего.
Вернёмся к визиту. Мари Ле Пен и Владимир Путин встретились. Пообщались. Главное, как всегда осталось за кадром: и это то, что в лице Мари Франция выбирает для себя путь, аналогичный тому, что выбрала в своё время посткрымская Россия. Всякий суверенитет начинается с того, что им перестают торговать. А дальше – будем посмотреть, как говорится.
P.S. Касательно франциядляфранцузов, германиядлянемцев и т.д. Вот вы, к примеру, построили собственный дом... Вам стыдно признаться в том, что построили вы его для себя? Или?

Tags: геополитизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment